Иннокентий федорович анненский от чего умер. Интересные факты о гении иннокентии анненском
Копилка полезных уроков

Иннокентий федорович анненский от чего умер. Интересные факты о гении иннокентии анненском

«За 45 минут тему «Серебряный век» рассказать практически невозможно, поскольку нужно лет пять для того, чтобы студенту-филологу начать очень приблизительно в нем разбираться» – говорил публицист и литературовед Дмитрий Быков.

С этим утверждением нельзя не согласиться, потому что на рубеже конца XIX – начала XX века появилось столько неоспоримых талантов и литературных течений, что рассказать о всех действительно сложно. Это и представитель акмеизма , и приверженец кубофутуризма , а также нельзя не отметить , и других известных личностей. Но из этого списка следует выделить символиста Иннокентия Анненского, который стоял у истоков формирования направлений в русской поэзии.

Детство и юность

Иннокентий Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске, который богат достопримечательностями и культурными ценностями (недаром Омск называют «театральным городом»). Будущий поэт вырос в среднестатистической и образцово-показательной семье. Родители Иннокентия не были ни на йоту приближены к творчеству: его мать Наталия Петровна вела домашнее хозяйство, а отец Федор Николаевич занимал высокий государственный пост.

Главный кормилец в доме получил должность председателя Губернского управления, поэтому родители с сыном переехали в город университетов и ученых – Томск.

Но в этом месте, о котором в свое время нелицеприятно отзывался , Иннокентий пробыл недолго: уже в 1860 году из-за работы отца Анненские вновь собрали чемоданы и покинули суровую Сибирь, – дорога лежала в Санкт-Петербург. Известно, что Федор Николаевич вскоре увлекся аферой, поэтому разорился, оставшись ни с чем.

В детстве Анненский был слаб здоровьем, но мальчик не остался на домашнем обучении и пошел в общеобразовательную частную школу, а позже стал учеником 2-й петербургской прогимназии. С 1869 года Иннокентий пребывал на скамье частной гимназии В. И. Беренса, параллельно готовясь к поступлению в университет. В 1875 году Анненский гостил у своего старшего брата Николая Федоровича, который был журналистом, экономистом и публицистом-народником.


Николай Федорович, образованный и интеллигентный человек, оказал влияние на Иннокентия и помог ему в подготовке к экзаменам. Таким образом, Анненский без труда стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета, который окончил в 1879 году. Примечательно, что по всем предметам поэт имел твердые «пятерки», тогда как по философии и богословию стояли отметки на бал ниже.

Далее, не успели еще высохнуть чернила на дипломе Анненского, он стал читать лекции древних языков и русской словесности в гимназии Гуревича и слыл у студентов сильнейшим преподавателем. Помимо прочего, Иннокентий Федорович занимал посты директора коллегии Галагана, восьмой Санкт-Петербургской гимназии и гимназии в Царском Селе, где некогда учился .

Литература

Иннокентий Федорович начал заниматься писательством еще с раннего возраста. Но тогда поэт не знал, что такое символизм, поэтому относил себя к мистикам. К слову, символизм – это крупнейшее течение в литературе и искусстве, охарактеризовавшееся таинственностью, загадочностью, использованием намеков и метафоричных выражений. Но, по мнению критиков, творчество гения литературы не укладывается в рамки «символизма», а представляет собой «предсимволизм».


Писатель Иннокентий Анненский

Помимо этого Иннокентий Федорович старался следовать «религиозному жанру» испанского живописца «золотого века» Бартоломе Эстебана Мурильо. Правда, литератор пытался передать выражение девственной чистоты, кротости и молитвенного умиления с помощью слов, а не кисти и красок.

Примечательно, что Иннокентий Федорович не стремился показывать свои ранние творческие потуги именитым литераторам и владельцам журналов. Дело в том, что Николай Федорович посоветовал младшему брату начать печататься в зрелом возрасте, утвердившись на жизненном пути и поняв свое призвание.

Поэтому книга «Тихие песни» была опубликована в только 1904-м году, когда Иннокентий Анненский слыл блестящим преподавателем и уважаемым человеком. Также символист начал заниматься драматургией, из-под его пера вышли пьесы: «Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1902), «Лаодамия» (1906) и «Фамира-кифарэд» (1913-посмертно) в которых поэт старался подражать излюбленным древнегреческим литераторам , и , гениям античной мифологии.

В своих рукописях Анненский придерживался импрессионизма: он описывал вещи не такими, какими он знал, ибо все явления и предметы были присущи видению поэта в данный момент. Главные мотивы в произведениях Иннокентия Федоровича – это тоска, меланхолия, грусть и одиночество, поэтому так часто он описывает холод, сумерки и закаты без излишней претенциозности и экзальтированности. Эта тенденция прослеживается в стихотворениях «Снег», «Смычок и струны», «Две любви», «Мучительный сонет» и других примечательных произведениях.


Помимо прочего Иннокентий Федорович пополнил творческую биографию переводом рукописей своих иностранных коллег. Благодаря ему русскоязычные читатели познакомились со знаменитыми трагедиями Еврипида, а также со стихотворениями , Ганса Мюллера, Христиана Гейне и других литературных гениев.

Анненский сделал огромный вклад в мир хитросплетенных строк. Например, его стихотворение «Колокольчики» можно соотнести с первыми произведением в футуристическом стиле. Второй поэтический сборник Иннокентия Федоровича «Кипарисовый ларец» принес поэту признание и славу, правда, посмертно. Туда вошли стихотворения «Среди миров», «Ореанда», «Серебряный полдень», «Ледяная тюрьма», «Октябрьский миф» и другие произведения.

Личная жизнь

Современники Иннокентия Федоровича говаривали, что тот был лояльным и добрым человеком. Но иногда излишняя мягкость играла злую шутку. Например, он лишился должности директора в гимназии в Царском Селе.


О личной жизни поэта информации мало, ведь даже в своих произведениях литератор редко делился душевными переживаниями и тем, что осталось под завесой тайны. Известно, что судьба свела второкурсника Анненского с эксцентричной 36-летней вдовой Надеждой (Диной) Валентиновной, которая происходила из родовитого сословия. Влюбленные увековечили свои отношения узами брака, и вскоре родился сын Валентин.

Смерть

Иннокентий Федорович скончался неожиданно. Конечно, у него было слабое здоровье, но в тот роковой день, 30 ноября (13 декабря) 1909 года, ничего не предвещало беды. Анненский умер от инфаркта в возрасте 54-х лет, прямо на ступенях Царскосельского вокзала (Санкт-Петербург).

  • Однажды, когда Иннокентий Анненский пребывал в плохом настроении и был отягощен думами, его супруга подошла к нему и сказала: «Кенечька! Что ты сидишь грустный? Раскрой ротик, я дам тебе апельсинку!». Также Дина любила устраивать обеды со своими подругами, хотя Анненский сторонился людей и придерживался политики аутсайдера. Что думал поэт о своем браке – доподлинно неизвестно.
  • Анненский начал печататься в 48-летнем возрасте, не стремясь к признанию и славе: поэт прятал свое истинное лицо, публикуюсь под псевдонимом «Ник.-Т-о».

  • В годы юности Анненского его сестры нашли первые потуги маленького творца. Но вместо похвал мальчик получил голосистый смех, ибо девочек позабавила строка из стихотворения: «Бог шлет с небес ей сладостную фигу». Это породило множество шуток, поэтому Иннокентий Федорович прятал свои черновики в укромное место, боясь предоставлять их на суд общественности.
  • Поэтический сборник «Кипарисовый ларец» был назван так неспроста: у Иннокентия стояла шкатулка из кипарисового дерева, где поэт хранил тетради и черновики.

Цитаты

«... Я люблю, когда в доме есть дети
И когда по ночам они плачут.»
«Любовь - это не покой, она должна иметь нравственный результат, прежде всего для любящих.»
«Но… бывают такие минуты,
Когда страшно и пусто в груди…
Я тяжел - и немой и согнутый…
Я хочу быть один… уходи!»
«О, дайте вечность мне,- и вечность я отдам
За равнодушие к обидам и годам.»
«Есть любовь, похожая на дым:
Если тесно ей - она дурманит,
Дай ей волю - и её не станет…
Быть как дым - но вечно молодым.»

Библиография

Трагедии:

  • 1901 – «Меланиппа-философ»
  • 1902 – «Царь Иксион»
  • 1906 – «Лаодамия»
  • 1906 – «Фамира-кифарэд»

Сборники стихотворений:

  • 1904 – «Тихие песни»
  • 1910 – «Кипарисовый ларец»

Из книги судеб. Иннокентий Фёдорович Анненский родился 1 сентября (по старому стилю 20 августа) 1855 года в Омске, где в то время работал его отец, крупный государственный чиновник. В 1860-м семья переехала в Петербург.

Пятилетним ребёнком Анненский перенёс тяжелую болезнь сердца, что отразилось впоследствии не только на его жизни, но и на творчестве. Он учился в нескольких петербургских гимназиях, но болезнь постоянно мешала учёбе. В 1875 году юноше всё же удалось экстерном сдать экзамены за полный гимназический курс, и он поступает на отделение словесности историко-филологического факультета Петербургского университета.

Важную роль в жизни Анненского сыграл старший брат Николай Фёдорович, известный экономист и публицист: у него младший и живёт большей частью, и к сдаче экзаменов экстерном готовится с его помощью. Советы не печататься до 30 лет, давать стихам годами «вылёживаться» - станут законами для Иннокентия Федоровича до конца жизни.

В университете Анненский специализировался по античной литературе и овладел четырнадцатью языками, в том числе санскритом и древнееврейским. Окончил университет в 1879 году со званием кандидата - оно присваивалось выпускникам, дипломные сочинения которых представляли особую научную ценность.

В 1877 году Анненский страстно влюбляется в Надежду Валентиновну Хмара-Барщевскую, вдову с двумя детьми, которая была четырнадцатью годами старше него. По окончании университета он женится на ней. В 1880 году у них родился сын Валентин.

Жизнь Анненского отныне связана с педагогическим трудом. С 1879-го по 1890-й он преподает латынь и греческий в петербургских гимназиях, читает лекции по теории словесности на Высших женских (Бестужевских) курсах. Стремясь обеспечить семью, молодой преподаватель ведёт в гимназии до 56 уроков в неделю, что и совсем здоровому человеку не под силу.

В 1891 году он был назначен на пост директора киевской гимназической Коллегии; в дальнейшем директорствует в 8-й петербургской гимназии (1893 - 1896) и Николаевской гимназии в Царском Селе (1896 - 1906). Чрезмерная мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905 - 1906 годов была причиной его удаления от этой должности: он переведён в Санкт-Петербург окружным инспектором и остаётся им до 1909 года, когда незадолго до своей смерти выходит в отставку.

С 1881 года начинают публиковаться статьи Анненского по педагогическим проблемам. В них он высказывал свои взгляды на «гуманное образование», которое должно развивать в ученике ум и фантазию, утверждал первостепенную роль родной речи в воспитании. Как педагог он оказал благотворное влияние на целую плеяду русских поэтов. Многие из них были лично знакомы с Анненским, поскольку учились в его гимназии; среди них и Гумилёв , который сделал первые шаги в поэзии именно под его руководством.

Ещё в Киеве возник грандиозный замысел Анненского - перевести на русский язык все 19 трагедий Еврипида. Переводы по мере завершения публиковались с предисловиями-истолкованиями в «Журнале Министерства народного просвещения» и вышли посмертно в четырёх томах (1916-1917). С этой огромной работой связаны и собственные драматические произведения Анненского: «Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1902), «Лаодамия» (1906) «Фамира-кифарэд» (1906).

Занимался Анненский также и поэтическими переводами французских классиков - Бодлера, Малларме, Леконта де Лиля, Рембо, Верлена.

Всё это время он продолжает писать стихи и в 1904 году решается, наконец, их опубликовать. Сборник «Тихие песни» выходит под псевдонимом «Ник. Т-о». Псевдоним этот имел двойной смысл: буквы были взяты из имени Иннокентий, а «никто» - так назвался Одиссей, когда попал в пещеру Полифема.

Общепризнанно, что поэзия Анненского оказала сильное влияние на творчество акмеистов, которые объявили поэта своим духовным учителем.

Источник биографии Иннокентия Фёдоровича Анненского:

К моему портрету

Игра природы в нём видна,
Язык трибуна с сердцем лани,
Воображенье без желаний
И сновидения без сна.

О поэте: М. Л. Гаспаров

С воей главной книги Иннокентий Фёдорович Анненский не увидел: «Кипарисовый ларец» (М., 1910), ставший событием в поэзии XX века, вышел посмертно. До этого его автор был известен как педагог, филолог-эллинист, переводчик Еврипида. Одним из первых начав осваивать достижения французских символистов, которых он много переводил, Анненский выступил с книгой «Тихие песни» лишь в 1904 году под псевдонимом «Ник.Т-о» и был принят за молодого дебютанта. Сказались здесь и скрытность натуры, и тягота официального положения (статский советник, директор гимназии). Другая литературная родина Анненского, наряду с поэзией французского символизма, - русская социально-психологическая проза, особенно Достоевский, Гоголь. Выросший в семье брата, видного народника-публициста Н. Ф. Анненского, поэт впитал заветы гражданственности, сознание вины перед угнетёнными, муку интеллигентской совести; так возникли «Июль», «Картинка», «В дороге», «Старые эстонки». Критика долго не замечала этого второго лика Анненского, видя в нём лишь уединённого эстета: субъективизм формы, её нарочитая усложнённость - загадочность иносказаний, приёмы аллюзивного (намекающего) письма, «ребусы» настроений - мешали понять социально важное и общечеловеческое в содержании. Не была адекватно прочитана и литературно-критическая проза двух «Книг отражений» Анненского (СПб., 1906 и 1909); вычурная стилистика не сразу дала ощутить в них защиту критического реализма, убеждённость в общественной роли искусства.

Неюбилейные размышления

С егодня мы отмечаем юбилей великого русского поэта. А 30 ноября 1909 года на ступеньках Царскосельского вокзала умирал человек, который при жизни «и тени не оставил» в русской поэзии. Высокопоставленный чиновник и известный педагог, самозабвенный переводчик и глубокий, иногда парадоксальный, критик, был, несмотря на далеко не юный возраст, начинающим стихотворцем, чья единственная «оригинальная» книга прошла незамеченной, а начавшееся незадолго до смерти сотрудничество с «Аполлоном» было прервано редактором без всяких объяснений.

Поэт, без которого наша словесность непредставима, оказался лишним для современников. Нечто подобное было немыслимо в пушкинскую эпоху. А в начале прошлого столетия это стало реальностью. Да, искусство развивалось стремительно, неудержимо, постоянно пополняясь сильными, оригинальными дарованиями. Но судьба Анненского - пасынка Серебряного века - кажется печальным предзнаменованием того перелома, который вскоре ожидал русскую культуру.

Иннокентий Анненский... Кем видится на расстоянии века этот человек, которого современники не разглядели и не поняли? Каковы уроки его «громкой» прижизненной безвестности и негромкой посмертной славы? Или это «дела давно минувших дней», интересные лишь историкам литературы? В конце концов, не всё ли нам равно, как кто-то когда-то относился к поэту, если остались стихи, которые завораживают?

Не всё равно. Совсем не всё равно. Осталась обида за его преждевременный уход. Осталась досада от ограниченности и грубости, свойственных, увы, даже лучшим из тех, с кем поэт сталкивался. Ведь разрыв между самоощущением гениального творца-новатора и статусом дебютанта, стихотворца-неудачника убивал его едва ли не активнее, чем многолетняя сердечная болезнь.

А нненский-поэт не считался ни с табелью о рангах, ни с наличием разных групп и направлений. Ничего, кроме собственно поэзии, его не интересовало. Слову, ему одному, Иннокентий Фёдорович посвятил жизнь. Стараясь не думать о тотальном одиночестве среди окружающих, просто игнорирующих неповторимые, отточенные стихотворения, ибо их автором был «Ник. Т-о» - человек без имени, не материализовавшаяся пустота. По горькой иронии судьбы, своей новой книги, где псевдонима не было в помине, поэт не увидел. Как не услышал уважительных слов, которые вдруг нашлись у собратьев по перу, до этого ограничивающихся высокомерием и небрежностью. Что ж, говорить хорошо лишь о мёртвых стало «доброй» традицией уже в те времена. Как и снобистское отношение «признанных» к «новичкам». Кажется, что лорнет Зинаиды Гиппиус , точнее, Антона Крайнего - неотъемлемая принадлежность многих современных литераторов. Иное отношение, заинтересованное, доброжелательное, пушкинское, выглядит скорее анахронизмом.

Анненский, едва ли не первым взваливший на себя психологический груз безвестности, достойно пронёс его до конца. Ничуть не заботясь о налаживании столь, казалось бы, нужных литературных контактов. Неукоснительно следуя собственному вкусу и собственной совести. Не давая себе поблажки ни в одной строке. Заставляя слабое, больное сердце работать на износ. Фанатично служа тому, во что верил: поэзии и вечности.

Единственный вид фанатизма, вызывающий безусловное доверие.

Август-2015

Несколько автографов И. Ф. Анненского




Стихи, посвящённые поэту

Памяти Анненского

К таким нежданным и певучим бредням

Зовя с собой умы людей,

Был Иннокентий Анненский последним

Из царскосельских лебедей.

Я помню дни: я, робкий, торопливый,

Входил в высокий кабинет,

Где ждал меня спокойный и учтивый,

Слегка седеющий поэт.

Десяток фраз, пленительных и странных,

Как бы случайно уроня,

Он вбрасывал в пространства безымянных

Мечтаний - слабого меня.

О, в сумрак отступающие вещи

Уже читающий стихи!

В них плакала какая-то обида,

Звенела медь и шла гроза,

А там, над шкафом, профиль Эврипида

Cлепил горящие глаза.

…Скамью я знаю в парке; мне сказали,

Что он любил сидеть на ней,

Задумчиво смотря, как сини дали

В червонном золоте аллей.

Там вечером и страшно, и красиво,

В тумане светит мрамор плит,

И женщина, как серна боязлива,

Во тьме к прохожему спешит.

Она глядит, она поёт и плачет,

И снова плачет, и поёт,

Не понимая, что всё это значит,

Но только чувствуя - не тот.

Журчит вода, протачивая шлюзы,

Сырой травою пахнет мгла,

Последней - Царского Села.

Учитель

Памяти Иннокентия Анненского

А тот, кого учителем считаю,

Как тень прошёл и тени не оставил,

Весь яд впитал, всю эту одурь выпил,

И славы ждал, и славы не дождался,

Кто был предвестьем, предзнаменованьем,

Всех пожалел, во всех вдохнул томленье -

Непризнания чашу испивший,

Средь поэтов добывший равенство,

Но читателя не добывший?

Пастернак, Маяковский, Ахматова

От стиха его шли

(и шалели

От стиха его скрытно богатого),

Как прозаики - от «Шинели» ...

Зарывалась его интонация

В скуку жизни,

ждала горделиво

И, сработавши, как детонация,

Их стихи доводила до взрыва.

Может, был он почти что единственным,

Самобытным по самой природе,

Но расхищен и перезаимствован,

Слышен словно бы в их переводе.

Вот какие случаются странности,

И хоть минуло меньше столетья,

Счастлив ли Иннокентий Анненский,

Никому не ответить.

Дева с кувшином над вечной водою,

О земляке своём печалься.

Анненский, борющийся с нуждою,

Грозным недугом и начальством.

Умер на привокзальных ступенях,

Не доехав до царскосельской чащи,

Не прочтя приказа об увольнении,

Утверждённого высочайше.

Его современники были грубы

И стихам поэта не слишком рады.

Говоря о нём, поджимали губы,

Встречаясь с ним, отводили взгляды.

Знаток и ценитель латыни косной,

Серебряного века предтеча,

Напечатай сонеты его Маковский,

Возможно, сердцу бы стало легче.

У вершины Олимпа упавший наземь,

Покоряясь капризу Господня гнева,

Он остался учителем тех гимназий,

До которых нам теперь - как до неба.

Под царскосельскими облаками

Он витает в красном закатном дыме.

Посмертно обобранный учениками

И всё-таки - не превзойдённый ими.

У раздумий беззвучны слова...

И. Анненский

У раздумий беззвучны слова...

Бродит сумрак по сонной квартире...

Тут узор лишь намечен пунктиром...

Тут по сути всего лишь канва...

Снова вечер, и вновь я одна

С гулким звуком шагов в переулке,

С кипарисовой этой шкатулкой,

Без обычного прочного дна.

Так прозрачно, и будто бы в лоб,

Слог за слогом, - им, чистым, не к спеху...

Но откуда он взял это эхо,

От которого лёгкий озноб?

И откуда возникло опять

Ощущенье невидимой кромки,

За которою то, что негромко,

Но почти что нельзя передать?

Как сумела нащупать рука,

Отделяя глубины

от вздора,

Эту тропку пунктирным узором

От него до меня, сквозь века?

Когда про ужасы читаю

Войны, блокады, лагерей,

Я прохожу как бы по краю

Чужих несчастий и смертей,

Как повезло мне, понимаю.

И ты пойми и поумней.

В стихах не жалуйся на скуку.

Во-первых, Анненский уже

О ней писал. Зачем по кругу

Ходить? Его на вираже

Не обойдёшь. Мечту и муку

Он разглядел в чужой душе.

А во-вторых, когда б сказали

Ему, какой грядёт кошмар,

Он снова б умер на вокзале.

Уж лучше вист и самовар,

Зрачки тоски, белки печали,

И скука - благо, Божий дар.

Дорога

Памяти И. Ф. А.

Казалось -

прохожим усталым

Бредёшь в направленьи вокзала.

Измотавший все силы,

Бредёшь в направленьи могилы.

Счастливчик: теперь-то

Бредёшь в направленьи бессмертья.

Бессмертье.

Его не хватало

На скользких ступеньках вокзала…

Акцент-45: В публикации использованы материалы открытого цифрового собрания «Мир Иннокентия Анненского ».

Иллюстрации:

фото И. Ф. Анненского, его жены и сына; обложки книг И. Ф. Анненского,

автографы стихотворений «Среди миров»,

«В марте», «Поэту» (черновик), последний приют поэта.

Фотографии, автографы - из свободных источников в интернете.

Иннокентий Анненский - известный поэт и драматург Серебряного века. На рубеже XIX-XX веков он прославился еще как переводчик и критик. Иннокентий Федорович стоял у истоков зарождения символизма в русской поэзии.

Детские годы

Родился известный поэт-символист Иннокентий Анненский в начале сентября 1855 года в городе Омске, который богат культурными ценностями и достопримечательностями. Известно, что Омск называют еще и театральным городом. И это значительно сказалось на воспитании и формировании будущего поэта.

Семья, в которой родился будущий поэт-символист, считалась образцово-показательной. Никаких особых заслуг не было у родителей известного поэта Серебряного века. Родители никакого отношения не имели и к поэзии. Так, мать поэта, Наталия Петровна, занималась лишь только воспитанием детей и домашним хозяйством. Отец, Федор Николаевич, занимал ответственный и высокий государственный пост.

Когда отец будущего поэта-символиста получил новую должность в Томске, то вся семья переехала туда на постоянное место жительства. Федору Николаевичу была предложена должность председателя Губернского управления. От такого повышения по службе он никак не мог отказаться. Но и в городе ученых и университетов семья Анненских не задержалась долго.

Так произошло, что в 1860 году семья Анненских переехала в Санкт-Петербург. Известно, что отец будущего поэта был человеком азартным и, увлекшись какой-то очередной аферой, он разорился, не оставив сыну никакого состояния.

Образование

В детские годы Иннокентий Анненский, биография которого насыщена событиями, был мальчиком со слабым здоровьем. Он часто болел, но родители все равно решили не оставлять его на домашнем обучении, а отправили в частную общеобразовательную школу. После переезда в Санкт-Петербург он сразу же поступил во Вторую прогимназию Петербурга.

Но уже в 1869 году Иннокентий Анненский учился в частной гимназии В. И. Беренса. В это же время он готовится к экзаменам для поступления в университет. В 1875 году он поселился у своего старшего брата, который был журналистом и экономистом. Он оказал огромное влияние на взгляды будущего поэта-символиста. Брат помог Иннокентию подготовиться к экзаменам.

Поэтому Иннокентий Федорович легко и успешно сдал вступительные экзамены в Петербургский университет на историко-филологический факультет. В 1879 году он уже его окончил, имея практически по всем предметам одни лишь только «пятерки». Были и «четверки», но только по двум предметам: богословию и философии.

Преподавательская деятельность

Иннокентий Анненский сразу же после успешного окончания университета начинает работать. Он выбирает карьеру педагога и устраивается на работу в гимназию Гуревича, где читает прекраснейшие лекции по русской словесности и древним языкам. Его знания и эрудиция удивляли и студентов, и преподавателей. Иннокентия Федоровича все студенты считали самым сильным преподавателем.

Но поэт-символист не только читал лекции в гимназии. Так, он вскоре занял пост директора коллегии Галагана, а затем стал еще и директором восьмой гимназии Санкт-Петербурга. Молодому и преуспевающему педагогу Анненскому было предложено вскоре занять пост директора известной гимназии в Царском Селе, где когда-то учился и известный русский поэт Александр Сергеевич Пушкин.

Поэтическая деятельность

Писать свои поэтические произведения Анненский Иннокентий Федорович начал еще в раннем возрасте. Он считал, что все его стихотворения мистические. А вот о том, что в литературе и в искусстве существует такое направление, как символизм, он не знал. И все-таки его литературные произведения относятся к символизму, так как в них все окружено загадочностью и таинственностью, во многих строках содержатся метафоры или даже намеки, которые следует разгадать и понять.

Но все-таки литературные критики склоняются к тому, что творчество Анненского выходит за рамки символизма. Они утверждают, что это, скорее всего, предсимволизм.

Иннокентий Анненский в некоторых своих произведениях старался следовать еще и религиозному жанру, выбрав в кумиры испанского художника золотого века Бартоломе Эстебана Мурильо. В своих произведениях поэт-символист старался передать девственную чистоту и кротость, умиление и покой. Но использовал для этого не кисти и краски, как его кумир, а слова.

Следуя совету старшего брата, Иннокентий Анненский, краткая биография которого помогает понять его творчество, не стремился печатать свои произведения. Он даже не стремился показывать свои стихотворения знаменитым литераторам, чтобы услышать их мнение. Николай Федорович, брат поэта, советовал тому сначала немного утвердиться в жизни, а уже потом, когда он поймет, в чем его призвание, можно будет заниматься и поэзией, печатать свои стихотворения.

Именно поэтому первая книга поэта Анненского была опубликована лишь только в 1904 году, когда он уже был блестящим учителем и его уважали в обществе. Но его сборник «Тихие песни» был встречен восторженно.

Основными мотивами всех произведений известного поэта-символиста являются одиночество, тоска, грусть и меланхолия. Именно поэтому во многих его стихотворных и драматургических произведениях можно встретить описание либо сумерек, либо холода, либо заката.

Об этом поэт рассказывает в таких своих стихотворениях, как «Две любви», «Смычок и струны» и других. Таинственно и с грустью описывал реальность Иннокентий Анненский. "Снег"- это одно из произведений поэта-символиста, которое необычно и интересно по своему сюжету, где любимое время года поэта соседствует со смертью. Чистая и прекрасная зима помогает увидеть нищету и бедность.

Известный поэт и переводчик внес огромный вклад в развитие литературы. Так, стихотворение Иннокентия Анненского «Колокольчики» можно отнести к первым футуристическим произведениям. Славу и популярность талантливому поэту принес его поэтический сборник «Кипарисовый ларец», который был опубликован уже после его смерти.

Анненский - драматург

Поэт-символист писал не только стихотворения, но и занимался драматургией. В своих пьесах он старался подражать литераторам Древнего Египта, которых хорошо изучил и полюбил. Особый трепет у него вызывали произведения Софокла, Еврипида и Эсхила.

Первая пьеса была написана Иннокентием Федоровичем в 1901 году. На следующий год за произведением «Меланиппа-философ» последовала пьеса «Царь Иксион». В 1906 году поэт-символист написал пьесу «Лаодамия», а вот произведение «Фамира-кафарэд» было опубликовано уже после смерти поэта, в 1913 году.

Во всех своих работах Иннокентий Анненский, творчество которого многообразно и интересно, старался придерживаться импрессионизма. Все, что он видел вокруг, поэт старался описывать реальным, таким, каким он все видел и запоминал.

Переводческая деятельность

Иннокентий Анненский, стихи которого таинственны и загадочны, занимался и переводом. Так, он перевел известные трагедии Еврипида, а также стихотворения таких зарубежных поэтов, как Иоганн Гете, Христиан Гейн, Гораций, Ганса Мюллер и др.

Личная жизнь

О личной жизни знаменитого поэта известно немного. Современники описывали его как человека мягкого и доброго. Но эти черты характера не помогали ему, а лишь только мешали. По своей доброте он и лишился прекрасного места директора гимназии в Царском Селе. Никогда поэт не рассказывал о личной жизни в своих произведениях.

Но известно, что на втором курсе университета он познакомился с Надеждой Валентиновной. Она была уже вдова, да и старше поэта. Но это не помешало влюбленным вскоре вступить в брак. Известно, что на тот момент Надежде уже было полных 36 лет, она происходила из родовитого сословия. В этом браке родился сын Валентин.

Смерть поэта

С самого раннего детства здоровье было у поэта слабое. Но умер он неожиданно. Это случилось в декабре 1909 года, когда он поднимался по лестнице. На одной из ступенек Царскосельского вокзала ему стало плохо.

Умер поэт быстро. Врачи установили смерть от инфаркта. Ему исполнилось на тот момент 54 года.

Известно, что жена Анненского любила устраивать обеды и часто приглашала своих подруг в гости. Иннокентий Федорович обычно всегда в такие моменты находился в плохом настроении, так как он любил одиночество и сторонился людей.

Свои произведения поэт-символист начал печатать поздно. Когда из печати вышел его первый стихотворный сборник, Анненскому уже исполнилось 48 лет. Но он не стремился к славе и популярности, поэтому печатал свои произведения под псевдонимом «Ник-то».

Первыми читателями в раннем детстве поэта стали его сестры, которые нашли тетрадь с его первыми стихами и стали смеяться и дразнить Иннокентия. После этого мальчик старался прятать свои черновики в такое укромное место, чтобы никто их не нашел. После шуток, которыми щедро одаривали его сестры, он боялся показывать кому-либо еще свои первые поэтические произведения.

Именно эта история с сестрами привела к тому, что последний сборник его стихов, который был опубликован уже после смерти поэта, называется «Кипарисовый ларец». Известно, что у Иннокентия Федоровича была красивая шкатулка, изготовленная из кипарисового дерева. В ней-то он и хранил все свои черновики и тетради, куда записывал свои стихи.

Анненский Иннокентий Фёдорович (1855-1909) – русский поэт, литератор, критик, переводчик, драматург. Много занимался исследованием русского языка и литературы, работал директором мужской гимназии в Царском Селе.

Детские годы

Иннокентий появился на свет 1 сентября 1855 года на западе Сибири в городе Омске. Сюда шестью годами раньше семья Анненских переехала из Петербурга ввиду назначения на новую должность главы семейства.

В 1856 году мальчика крестили в Омской Крепостно-Соборо-Воскресенской церкви. Обряд проводил протоиерей Стефан Знаменский, который в тот же самый год крестил в этой церкви Михаила Врубеля, ставшего впоследствии великим русским художником.

Папа Иннокентия, Анненский Фёдор Николаевич, состоял на службе у государства высокопоставленным чиновником. Отец сначала работал в Главном управлении Западной Сибири советником Омского отделения попечительного общества о тюрьмах. Позже он занял пост начальника этого отделения.

Мать, Анненская Наталья Петровна (девичья фамилия Карамолина), занималась воспитанием шестерых детей. У будущего поэта были ещё четыре старшие сестры Наташа (1840), Александра (1842), Мария (1850), Любовь (1852) и брат Николай (1843), ставший впоследствии известным российским общественным деятелем, журналистом, переводчиком, публицистом, экономистом.

Бабушка по материнской линии была женой одного из сыновей Абрама Петровича Ганнибала (прадеда Пушкина А. С.)

В Омске семейство Анненских занимало большой одноэтажный деревянный дом со всеми полагающимися служебными помещениями, садом и наделом земли. В те времена это считалось нормой для многодетной семьи и положения статского советника, в котором служил отец (этот чин приравнивался к генеральскому званию). Когда в конце 1850-х годов отца по службе перевели в город Томск, Анненские продали свой дом за семь с половиной тысяч рублей серебром. Мать полагала, что в этом просторном и удобном помещении можно разместить городскую больницу.

Ранние детские годы Иннокентия прошли в Сибири под присмотром няни и гувернантки-француженки, которая занималась воспитанием его старших сестёр.

В 1860 году отца семейства снова повысили в должности, назначив в Министрество внутренних дел чиновником по особым поручениям. В связи с этим назначением Анненские из Томска перебрались в Петербург. В этом же году пятилетний Иннокентий перенёс длительное и тяжёлое сердечное заболевание, которое на всю дальнейшую жизнь оставило неизгладимый след на состоянии здоровья. С тех пор мальчик отчётливо помнил, что по сравнению со сверстниками он рос болезненным и слабым, оставаясь далеко позади них в физическом развитии.

Учёба

Обстановка, в которой рос Иннокентий, способствовала тому, что у него рано проявилась охота к чтению и наукам. Товарищей у него практически не было, детские подвижные и шумные игры, которыми увлекались мальчишки его возраста, Иннокентия не интересовали по причине здоровья. Воспитывался он в женском окружении, учиться начал рано и никогда этим не тяготился. Учёба давалась ему легко. Обучившись под руководством старшей сестры чтению, Иннокентий принялся читать всё, что было позволено ему согласно возрасту.

В Петербурге семья Анненских жила на Песках. Неподалёку от их дома располагалась школа, в которую родители отдали десятилетнего сына для подготовки к поступлению в гимназию. Мальчик занимался в школе два года, а первые уроки по латинской грамматике преподавал ему старший брат Николай.

В 1867 году на 5-ой Рождественской улице Петербурга открылась новая мужская прогимназия № 2, куда Иннокентий успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен приходящим учеником второго класса. Учился он хорошо, больше всего нравились русский язык и география. Однако уже весной учёбу пришлось прервать из-за болезни. На лето семья уехала в пригородные окрестности Петербурга, где на чистом воздухе юноше удалось поправить здоровье, и осенью он вернулся в гимназию.

В 1869 году Иннокентий поступил в частную гимназию В. И. Беренса, где обучался два с половиной года. Но и здесь учёбу постоянно приходилось прерывать по причине болезненности и поездок для лечения на Старорусские минеральные воды. Подтянуть знания помог старший брат Николай, у которого Иннокентий проживал большую часть времени. С его помощью в 1875 году молодой Анненский сдал экстерном экзамены за полный гимназический курс, получил аттестат зрелости и стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета.

Учился он на отделении словесности, специализировался на античной литературе, выучил четырнадцать языков, в том числе такие сложные, как древнееврейский и санскрит. В 1879 году Анненский окончил обучение и получил звание кандидата, его присваивали выпускникам, чьи дипломные работы представляли особенную ценность для науки.

Преподавательская деятельность

После окончания университета Иннокентий Фёдорович занялся педагогическим трудом. В гимназиях Петербурга он преподавал греческий язык и латынь, на высших женских (Бестужевских) курсах читал лекции по теории словесности. Ему нужно было обеспечивать молодую семью, поэтому Анненский брал по 56 гимназических уроков в неделю, чем подрывал своё и без того слабое здоровье.

В 1891 году Иннокентий Фёдорович стал директором Киевской гимназической коллегии.

В 1893 году возглавил 8-ю Петербургскую гимназию.

В 1896 году его назначили руководителем Николаевской гимназии в Царском Селе. На этой должности он оставался до 1906 года. Потом его начальство решило, что в тревожное время 1905-1906 годов Анненский проявил себя чрезмерно мягким, по этой причине его сняли с поста директора Царскосельской гимназии и назначили окружным инспектором. На этой должности он проработал до 1909 года, выйдя в отставку незадолго до смерти.

Литературная деятельность

Иннокентий Анненский никогда не считал преподавание главным делом своей жизни. Сердце его принадлежало литературе. Он перевёл на русский язык девятнадцать пьес великого трагика Древней Греции Еврипида, помимо перевода он снабдил их статьями и комментариями. Его перу принадлежат также переводы Горацио, Гейне, Лонгфелло, знаменитых французских лириков – Шарля Бодлера, Рембо, Леконта де Лиля, Верлена, Малларме.

Много работал Анненский в качестве литературного критика. Он писал очерки о произведениях Гоголя, Чехова, Лермонтова, Горького, Майкова, Достоевского, Тургенева. Не обходил стороной и иностранную литературу – Ибсена, Бальмонте, Шекспира.

Немного подражая манере Еврипида, Анненский написал несколько пьес:

  • 1901 – «Меланиппа-философ»;
  • 1902 – «Царь Иксион»;
  • 1906 – «Лаодамия»;
  • 1906 – «Фамира-кифарэд».

Ещё с 1881 года он публиковал свои статьи, в которых рассматривал педагогические проблемы. Анненский утверждал, что первостепенную роль в воспитании учеников должна играть родная речь. Его педагогические работы благотворно повлияли на целый ряд известных русских поэтов. Среди них Николай Гумилёв, который учился в гимназии в Царском Селе и свои первые шаги в мире поэзии делал под впечатлением личного знакомства с Анненским.

Наиболее строго относился Иннокентий Фёдорович к своей собственной поэзии. Писать начал ещё с гимназических лет и только спустя десятилетия рискнул предъявить свои труды читателям. Даже в голове не укладывалось, что этот статский советник в безупречном мундире и с такими же манерами мог так резко контрастировать с дикой, одинокой, скрытной человеческой душой, которая убита непосильною тоскою. Именно таким Иннокентий открылся в своих стихах. Как будто в нём жило два человека, не пересекающихся между собою.

Единственный изданный при жизни Иннокентия Фёдоровича поэтический сборник «Тихие песни» вышел в 1904 году, но не стал событием в литературной жизни. Он был выпущен под псевдонимом «Ник. Т-о.» Анненский придумал себе такой псевдоним с двойным умыслом. Во-первых, все эти буквы были взяты из его имени, а во-вторых, так назвал себя Одиссей, попав в пещеру Полифема.

Спустя год после его смерти увидела свет вторая книга стихов «Кипарисовый ларец», которая полностью изменила мнение об Анненском. Его стали называть тонким критиком и исключительным эрудитом, оригинальным, не похожим на других истинным поэтом.

В этом легкомысленном пренебрежении к живым выражается общее русское горе. Как же не ценят великих людей, пока они живут. И только когда уходят, мир начинает, спохватившись, им плести венки…Через много лет о его поэзии скажут, что «в русской литературе нет стихов тише, трезвей, честней».

Личная жизнь

В 1877 году поэт страстно влюбился в Хмару-Барщевскую Надежду Валентиновну.

Вдова имела двоих детей-подростков и была старше Анненского на четырнадцать лет. Иннокентий называл её ласково Диной и писал сестре Любови в письме, как необычайно хороша его избранница, какие у неё красивые светло-пепельные волосы, ясный ум, привлекательное изящество. Дина тоже очень любила Анненского и ревновала его не меньше.

Когда Иннокентий окончил университет, они поженились. В 1880 году у них родился мальчик Валентин. В будущем он тоже стал поэтом и филологом, именно сыну Анненского принадлежит заслуга в издании двух сборников поэзии отца после смерти.

В 1909 году от перенапряжений на работе у Иннокентия Фёдоровича обострилась сердечная болезнь. Он умер скоропостижно от инфаркта 11 декабря 1909 года прямо на ступеньках Царскосельского вокзала. Меньше всего поэт хотел такого конца, даже написал на эту тему строки, ставшие впоследствии афоризмом: «Я бы не хотел умереть скоропостижно. Это всё равно, что уйти из ресторана, не расплатившись».

Его похоронили в Царском Селе на Казанском кладбище.

13 декабря 1909 года умер Иннокентий Анненский — русский поэт, переводчик, критик, поэтическое божество для Н. Гумилева, А. Ахматовой, А. Блока и других гениев Серебряного века. Кем он был на самом деле — загадка до сих пор.

Петербург и отец разбили его сердце

Иннокентий Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске, в семье Фёдора Николаевича Анненского, начальника отделения Главного управления Западной Сибири. Когда мальчику было пять лет, отец получил место в Петербурге, где Иннокентий тяжело заболел. Это дало осложнение на сердце. Фёдор Николаевич стал чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел, но увлёкся финансовой афёрой, разорился и был уволен в 1874 г. Вскоре его хватил инсульт. Старший сын Николай добился, чтобы отставка была облечена в пристойную форму «по болезни», он же исходатайствовал пенсию — 1 тыс. руб. в год, однако 40% из неё удерживалось в пользу кредиторов. Оставалось 50 руб. в месяц на семью из 5 человек. Дороговизна жизни в Петербурге и затраты на лечение привели к нужде. До краха Иннокентий учился во 2-й петербургской прогимназии, а с 1869-го два с половиной года — в частной гимназии Беренса, но вынужден был прервать обучение.

Одинокий мечтатель среди книг

В «Моем жизнеописании» Анненский признавался: «…я рос слабым, болезненным ребенком и, в отношении физического развития, оставался далеко позади своих сверстников. Довольно рано начал я учиться и, сколько помнится, никогда не тяготился учением. Выучившись читать под руководством моей старшей сестры, я с удовольствием принялся за чтение книг, доступных моему возрасту и развитию. Обстановка, среди которой я рос, оказывала большое влияние на развитие во мне ранней охоты к чтению: я рос почти без товарищей, среди людей, которые были старше меня…»

Ангел-хранитель — брат Николай

Старший брат, Николай Фёдорович — экономист-статистик в министерстве путей сообщения, публицист, учёный, глава «Русского богатства» — был опорой и ангелом-хранителем этой семьи. Он и его жена, Александра Никитична, педагог и детская писательница, исповедовали идеалы народничества. По признанию Иннокентия Фёдоровича, брату и его жене он был «всецело обязан интеллигентным бытием». При поддержке брата он поступил и на историко-филологический факультет Петербургского университета, который успешно окончил в 1879 г.

Кенечька, раскрой ротик, я дам тебе апельсинку!

Повезло ли в браке самому Иннокентию? Сразу после университета он женился на Надежде (Дине) Валентиновне Хмара-Барщевской, старше на его несколько лет, и имела двух сыновей от первого брака. М. Волошин беспощаден к ней в своих воспоминаниях. «Стоя у конторки под цветущим кустом белых цветов, он на французскую манеру читал свои стихи, слегка пришепётывая, и живописно ронял на малиновое сукно те большие листы, на каких всегда писал своим крупным круглым почерком. Чтениям этим обычно предшествовал роскошный обед с дорогими винами». Почётными гостями были проф. Ф. Ф. Зелинский, П. П. Митрофанов, Ю. А. Кулаковский, акад. Ф. Е. Корш, П. В. Деларов и актёры — исполнители «Ифигении. «Портила всё впечатление от этих обедов сама хозяйка. Ради торжественного случая она красилась сугубо и одевалась в такие розовые платья, какие ей следовало бы перестать носить по крайней мере на 40 лет раньше. Не все гости умели скрыть своё настроение при виде такой потешной супруги, и, вероятно, И. Ф., как чуткий человек, замечал то глупое положение, в какое она его ставила. И вот однажды в разгар обеда, заметив, что он сидит угрюмо, она своей подпрыгивающей походкой двинулась к нему через всю столовую с противоположного конца стола и, подойдя к нему, нежно сказала:
— Кенечька! Что ты сидишь грустный? Раскрой ротик, я дам тебе апельсинку!
И с этими словами, гладя рукой по напомаженной голове супруга, действительно положила ему в рот дольку апельсина. И. Ф. ничего не сказал, покорно проглотил апельсин, но по глазам его видно было, что он с удовольствием растерзал бы её в эту минуту на части…» Обеды устраивались трижды за зиму, в остальное время Анненский жил замкнуто, вечера проводил в кругу жены и её подруг — царскосельских старух. Они вместе с хозяйкой дома окружали «самым неумеренным поклонением» каждый шаг Анненского. «Нездоровая обстановка сплошной лести и обожания портила его характер и ставила его в очень смешное и противоестественное положение», — писал Волошин. Что думал сам Анненский о своём браке — неизвестно.

Инспектор и переводчик

Анненский преподавал древние языки, античную литературу, теорию словесности в гимназиях и на Высших женских курсах. В 1896 г. он стал директором Николаевской гимназии в Царском Селе. Через 10 лет его уволили (заступился за учеников — участников политических выступлений 1905 г.) и перевели на должность инспектора Петербургского учебного округа.
За это время Анненский перевёл трагедии Эврипида, немецких и французских поэтов: Гёте, Гейне, Верлена, Бодлера, Леконта де Лиля; опубликовал свои пьесы на сюжеты античной мифологии — «Меланиппа-философ»(1901), «Царь Иксион» (1902) и «Лаодамия» (1906); четвёртая — «Фамира-кифаред» — была издана посмертно в1913 г., а в 1916-м поставлена на сцене.

Сладостные фиги

Анненский начал писать стихи ещё в детстве, но сёстры обнаружили его патетическую поэму «Магали». Мария Фёдоровна уверяла, что в ней был такой стих: «Бог шлёт с небес ей сладостную фигу». Можно представить, сколько шуток это породило! Иннокентий стал прятать свои поэтические опыты. Только в 48 лет он решился вынести свои стихи на суд читателей, да и то укрылся под ником Никто (Ник. Т-о). Так он подписал первый сборник «Тихие песни» (1904 г.) Стихи были великолепны: блестяще образованный, он соединил классические русские традиции Пушкина, Тютчева, Баратынского с европейской культурой. Второй сборник стихов «Кипарисовый ларец» вышел уже после смерти Анненского в 1910 г. В 1923-м сын поэта В. Кривич издал третью книгу — «Посмертные стихи». На всём творчестве Анненского, по мнению А. Блока, лежит «печать хрупкой тонкости и настоящего поэтического чутья». Сдержанный тон, отсутствие ложной патетики придают поэзии Анненского удивительную достоверность, «невероятную близость переживаний». Николай Гумилёв писал: «И. Анненский… могуч мощью не столько Мужской, сколько Человеческой. У него не чувство рождает мысль, как это вообще бывает у поэтов, а сама мысль крепнет настолько, что становится чувством, живым до боли даже». Анненский оказал благотворное влияние на целую плеяду русских поэтов — Анну Ахматову, Николая Гумилёва, Владислава Ходасевича, Александра Блока, Бориса Пастернака и др.

Смерть на ступенях Царскосельского вокзала

Осенью 1908 г. его пригласили читать лекции на Высших историко-литературных курсах Раева. Анненский постоянно мотался в Петербург из Царского Села, расстаться с которым не желал. Эти поездки для пожилого человека с больным сердцем стали роковыми. В 1909 г. Анненский подал в отставку, но уйти не успел: вечером 30 ноября он упал на ступенях Царскосельского вокзала и скончался от инфаркта. 4 декабря в Царском Селе учителя и поэта пришли проводить в последний путь множество его последователей в литературе, ученики и друзья.

Наталья Лясковская

Похожие публикации

ДАЛЬШЕ